Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

астра

Серёжка ольховая. Музыка к кинофильму.

Серёжка ольховая.

Музыка: Евгений Крылатов
Стихи: Евгений Евтушенко
Исполняет: Геннадий Трофимов
Кадры из фильма "И это все о нем" 1978 г.



В этом году необыкновенно много березовых семян.
А, может, просто они все созрели  в одно время. Идёшь под березами - а на голову, как мелкий дождик, сыплются светло-желтые семена.
Перестилала постель и даже в кровати у себя нашла одно семечко.
Collapse )
одуван

Платья Золотой эры Голливуда, расшитые стеклярусом.

Оригинал взят у la_gatta_ciara в Платья Золотой эры Голливуда, расшитые стеклярусом.

Время Золотого века Голливуда было "золотым веком" и для художников по костюмам. Всеми уважаемые люди, имена которых знали даже простые американцы, пользовались большой властью на студиях и, создавая костюмы, не задумывались о их стоимости. Помните, как говорил художник по костюмам Трэвис Бентон: «В случае сомнения – отделка мехом»? И не жалел соболей и норок для кинозвезд. Но больше всего меня восхищают платья, расшитые стеклярусом, вот о них сегодня и поговорим.




Марлен Дитрих



Collapse )
одуван

История вещей (с Анни Леонард)

Учебный н-п видеофильм.

Название: История вещей (с Анни Леонард)
Оригинальное название: The Story Of Stuff (with Annie Leonard)
Год выхода: 2007
Жанр: Короткометражный анимированный видеофильм
Режиссер: Анни Леонард
В ролях: Анни Леонард

О фильме:
В этом 20-минутном анимированном документальном видеофильме Анни Леонард расскажет вам об основных этапах модели жизненного цикла потребительских вещей: заготовке материалов, производстве товаров, об их продаже, потреблении и утилизации. В повествовании будут освещены "темные стороны" данной модели, и будет рассказано об их связях друг с другом, и их влиянии на человека, общество и нашу планету в целом.

Сайт проекта: http://storyofstuff.org/citizensunited/

Статья о фильме на английской Википедии: http://en.wikipedia.org/wiki/Story_of_stuff
Статья об Анни Леонард на английской Википедии http://en.wikipedia.org/wiki/Annie_Leonard
одуван

Суррогаты.

Суррогаты /Surrogates 2009
http://www.kinopoisk.ru/level/1/film/397671/

Вчера, 21 апреля 2011г, все прогрессивное человечество отметило "День восстания машин". http://news.mail.ru/society/5760114/?frommail=1



В связи с этим хочется обратить внимание на проект "Научно-общественноео движение "Россия-2045"
http://www.2045.ru/

Максим Калашников.
"Россия-2045" как проект "Манхэттен-2"
http://m-kalashnikov.livejournal.com/768093.html

Миллионы людей спасает искусственное тело
http://www.utro.ru/articles/2011/04/20/970217.shtml
астра

Левитанский Юрий Давыдович.

Левитанский Юрий Давыдович.
(1922 -1996)


КАЖДЫЙ ВЫБИРАЕТ ДЛЯ СЕБЯ

Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку -
каждый выбирает для себя.

Каждый выбирает по себе
слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
меру окончательной расплаты
каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираю тоже - как умею.
Ни к кому претензий не имею.
Каждый выбирает для себя.

© Юрий Давидович Левитанский


КИНЕМАТОГРАФ

Это город. Еще рано. Полусумрак, полусвет.
А потом на крышах солнце, а на стенах еще нет.
А потом в стене внезапно загорается окно.
Возникает звук рояля. Начинается кино.

И очнулся, и качнулся, завертелся шар земной.
Ах, механик, ради бога, что ты делаешь со мной!
Этот луч, прямой и резкий, эта света полоса
заставляет меня плакать и смеяться два часа,
быть участником событий, пить, любить, идти на дно...

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Кем написан был сценарий? Что за странный фантазер
этот равно гениальный и безумный режиссер?
Как свободно он монтирует различные куски
ликованья и отчаянья, веселья и тоски!
Он актеру не прощает плохо сыгранную роль -
будь то комик или трагик, будь то шут или король.
О, как трудно, как прекрасно действующим быть лицом
в этой драме, где всего-то меж началом и концом
два часа, а то и меньше, лишь мгновение одно...

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Я не сразу замечаю, как проигрываешь ты
от нехватки ярких красок, от невольной немоты.
Ты кричишь еще беззвучно. Ты берешь меня сперва
выразительностью жестов, заменяющих слова.
И спешат твои актеры, все бегут они, бегут -
по щекам их белым-белым слезы черные текут.
Я слезам их черным верю, плачу с ними заодно...

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Ты накапливаешь опыт и в теченье этих лет,
хоть и медленно, а все же обретаешь звук и цвет.
Звук твой резок в эти годы, слишком грубы голоса.
Слишком красные восходы. Слишком синие глаза.
Слишком черное от крови на руке твоей пятно...

Жизнь моя, начальный возраст, детство нашего кино!
А потом придут оттенки, а потом полутона,
то уменье, та свобода, что лишь зрелости дана.
А потом и эта зрелость тоже станет в некий час
детством, первыми шагами тех, что будут после нас
жить, участвовать в событьях, пить, любить, идти на дно...

Жизнь моя, мое цветное, панорамное кино!
Я люблю твой свет и сумрак - старый зритель, я готов
занимать любое место в тесноте твоих рядов.
Но в великой этой драме я со всеми наравне
тоже, в сущности, играю роль, доставшуюся мне.
Даже если где-то с краю перед камерой стою,
даже тем, что не играю, я играю роль свою.
И, участвуя в сюжете, я смотрю со стороны,
как текут мои мгновенья, мои годы, мои сны,
как сплетается с другими эта тоненькая нить,
где уже мне, к сожаленью, ничего не изменить,
потому что в этой драме, будь ты шут или король,
дважды роли не играют, только раз играют роль.
И над собственною ролью плачу я и хохочу.
То, что вижу, с тем, что видел, я в одно сложить хочу.
То, что видел, с тем, что знаю, помоги связать в одно,
жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!

Падают листья осеннего сада

Падают листья осеннего сада,
в землю ложится зерно,
что преходяще, а что остается,
знать никому не дано.
Белый мазок на холсте безымянном,
вязи старинной строка.
Что остается, а что преходяще -
тайна сия велика.
Пламя погаснет и высохнет русло,
наземь падут дерева...
Эта простая и мудрая тайна
вечно пребудет жива...
Так отчего так победно и громко
где-то над талой водой -
все остается! все остается! -
голос поет молодой?
И отчего так легко и звеняще
в гуще сплетенных ветвей -
непреходяще! непреходяще! -
юный твердит соловей?

А что же будет дальше

А что же будет дальше, что же дальше?
Уже за той чертой, за тем порогом?
А дальше будет фабула иная
и новым завершится эпилогом.
И, не чураясь фабулы вчерашней,
пока другая наново творится,
неповторимость этого мгновенья
в каком-то новом лике отразится.
И станет совершенно очевидным,
пока торится новая дорога,
что в эпилоге были зерна
и нового начала и пролога.
И снова будет дождь бродить по саду,
и будет пахнуть сад светло и влажно.
А будет это с нами иль не с нами -
по существу, не так уж это важно.
И кто-то вскрикнет: - Нет, не уезжайте!
Я пропаду, пущусь за Вами следом!..
А будет это с нами иль с другими -
в конечном счете, суть уже не в этом.
И кто-то от обиды задохнется,
и кто-то от восторга онемеет...
А будет это с нами или с кем-то -
в конце концов, значенья не имеет.


ЧЕЛОВЕК, СТРОЯЩИЙ ВОЗДУШНЫЕ ЗАМКИ

Он лежит на траве
под сосной
на поляне лесной
и, прищурив глаза,
неотрывно глядит в небеса —
не мешайте ему,
он занят,
он строит,
он строит воздушные замки.
Галереи и арки,
балконы и башни,
плафоны,
колонны,
пилоны,
пилястры,
рококо и барокко,
ампир
и черты современного стиля,
и при всем
совершенство пропорций,
изящество линий —
и какое богатство фантазии,
выдумки, вкуса!

На лугу,
на речном берегу,
при луне,
в тишине,
на душистой копне,
он лежит на спине
и, прищурив глаза,
неотрывно глядит в небеса —
не мешайте,
он занят,
он строит,
он строит воздушные замки,
он весь в небесах,
в облаках,
в синеве,
еще масса идей у него в голове,
конструктивных решений
и планов,
он уже целый город воздвигнуть готов,
даже сто городов —
заходите, когда захотите,
берите,
живите!

Он лежит на спине,
на дощатом своем топчане,
и во сне,
закрывая глаза,
все равно продолжает глядеть в небеса,
потому что не может не строить
своих фантастических зданий.
Жаль, конечно,
что жить в этих зданьях воздушных,
увы, невозможно,
ни мне и ни вам,
ни ему самому,
никому,
ну, а все же,
а все же,
я думаю,
нам не хватало бы в жизни чего-то
и было бы нам неуютней на свете,
если б не эти
невидимые сооруженья
из податливой глины
воображенья,
из железобетонных конструкций
энтузиазма,
из огнем обожженных кирпичиков
бескорыстья
и песка,
золотого песка простодушья,—
когда бы не он,
человек,
строящий воздушные замки.

http://www.peoples.ru/art/literature/poetry/contemporary/yuriy_levitanskiy/poetry.shtml